Рекламное место свободное

На этой неделе будет добыт 18-миллионный биткоин. Останется ещё три миллиона — Энтони Помплиано по этому поводу попытался запустить в Твиттере флешмоб #3MillionLeft.

В отличие от фиатных валют, предложение биткоина было в самом начале определено его создателем Сатоши Накамото. Произвольная печать тут невозможна.

Первый миллион биткоинов, по оценкам аналитической компании Chainalysis, был добыт самим Сатоши (сейчас это около $7.2 млрд). Майнинг 18 млн. занял примерно десять лет; следующие три миллиона должны быть полностью намайнены к 2140 году. Вместе с этим, монеты Сатоши остаются нетронутыми, а неосторожные пионеры биткоина ещё больше сократили количество BTC в обращении. Согласно данным Chainalysis, в целом около четырех миллионов биткоинов можно считать потерянными навсегда.

Ограниченное предложение биткоина стало основой для двух теорией его успеха: во-первых, это «твердые деньги», дефляционная альтернатива напечатанному фиату. В сочетании с сокращением вознаграждения майнеров (халвингом) это обеспечивает высокое отношение «запаса к потоку», когда валюта в обращении (запас) делится на количество произведенных новых монет (поток). Высокий коэффициент означает «твердую» валюту, цена которой в долгосрочной перспективе будет только расти. Вторая теория имеет более простую формулировку: чем меньше биткоинов, тем больше людей захотят их купить.

Ранний комментарий Сатоши от 2011 года позволяет предположить, что дефицитность биткоина стала способом устранения отсутствия его «внутренней ценности».

В мысленном эксперименте Сатоши предположил наличие «недрагоценного металла, столь же редкого, как золото», но со «скучным серым цветом», который является не очень хорошим проводником электричества, не очень стойким или пластичным и бесполезным для каких-либо практических или декоративных целей. Однако металл будет обладать «одним магическим свойством — его можно передавать по каналу связи».

Он сказал, что «если бы он каким-либо образом приобрел какую-либо ценность по какой-либо причине», то люди использовали бы его как деньги. Но это было бы невозможно без какой-либо рыночной стоимости, которая, как он полагал, вместо «автоматического изначального определения внутренней стоимости» могла быть вызвана дефицитом.

Скептики, с другой стороны, задаются вопросом, почему дефицит должен иметь какой-либо эффект? Есть множество старых вещей, которые чрезвычайно трудно найти, но они никого не волнуют. Как сказал оппонент Помплиано в передаче на CNBC, «есть много вещей, которых мало, и никому до них нет дела».

Также не совсем верно и то, что в результате халвинга что-то обязательно должно произойти с ценой биткоина. Лайткоин уже пережил свой халвинг в августе. Вполне возможно, что это событие, которое заранее известно рынку, уже включено в цену биткоина.

Источник: coinspot.io